Posts Tagged ‘armani’

Брет Истон Эллис: Долбаный псих

Written by syedin on . Posted in Книги

bret-easton-ellis-01

bret-easton-ellis-01

Брет Истон Эллис — автор шедеврального «Американского психопата», а также романов «Меньше, чем ноль», «Информаторы» и «Правила секса» (который пока не переведен для русскоязычного читателя, зато экранизирован).

Версия первая

«Гламорама» меняет восприятие. Хотя, на первый взгляд чувствуется влияние Чака Паланика, ан нет! – оба романа вышли в один год (1999), просто «Гламораму» перевели на русский значительно позже.

Первые страниц 150 не особо интересны. Даже подумываешь отказаться от дальнейшего прочтения. Дело в том, что в первой части на каждой странице находишь пачку брендов (вроде Prada, Gucci, CK, Gap, Armani etc) и целые списки знаменитостей разной величины (Бред Питт, Джонни Депп, Клаудиа Шиффер, Наоми Кэмпбелл, Бен Аффлек, Рассел Кроу и т.д.). Это напрягает. Не то, чтобы очень, но все же. Оказалось, что такие чувства просто с непривычки.

В центре романа – мужчина-модель мистер Виктор Вард – с заносчивыми манерами, массой влиятельных знакомств, несколькими любовницами. Любимые слова: «детка», «зайка» и «зашибись». Жизненное кредо: «Чем лучше выглядишь – тем больше видишь». Считает, что мода – это выражение внутренней неуверенности, но это здорово расслабляет. А также судит людей по тому, у кого они шьют сорочки.

Диалоги на уровне светского гламура. Взрыв, случившийся поблизости – в модном кафе, не вызывает у господ-моделей скорби. Обидно – это когда теряешь любимый сотовый телефон.

Виктор по совместительству промоутер – близится открытие нового клуба, уточняются списки, решаются вопросы о необходимости металлоискателей и крапинок на дизайнерских стенах (ведущий креэйтор – малолетний трансвестит).
Распорядок дня жутко напряженный. Нужно успеть на званый ланч к Версаче, заехать в тренажерный зал, съесть сашими с отцом, трахнуть нескольких подружек. Мировоззрение и политические взгляды заставляют Виктора думать, что Сектор Газа – это модный ночной клуб, а Ясир Арафат – черный рэпер.

Открытие клуба провалится в одночасье. Денежных средств станет критически мало. Подружки будут бить по телу, а компаньон из клуба – по лицу.
Благо несколько страниц назад появился некий субъект, который из неясных побуждений предлагает отправиться в Лондон. А почему, собственно, и нет?

Это зыбкий, почти хрустальный мир. Череда недолговечной славы, стеклянных улыбок, пластиковых людей. Это мишура, конфетти, подсвеченная яркость. Место, где люди чувствуют себя почти-знаменитыми, недо-знаменитыми или пере-знаменитыми. Этот мир не идет дальше. Он кончается там же, где начался. Меняются лишь декорации – бренды туфель, минералки, сорочек и закусочных с теплыми круасанами. Люди живут чужими телами, не будучи самими собой. Стать одним из них не совсем легко, но и выбраться по пути наименьшего сопротивления не получится. Можно попасть в аварию и искорежить тело. Можно плеснуть кому-нибудь в лицо кислотой. Можно стать недостаточно модно-красивым, но в таком случае это будет долго обсасываться прессой всего мира. Кто-то сказал тебе, что время сошло с ума… За модельным бизнесом могут скрываться гораздо более тяжелые вещи…

«Мир – это джунгли. Куда бы ты ни поехал – везде одно и то же». Нью-Йорк, Лондон или Париж – где ты хочешь погрязнуть? В данном повествовании отлично отражается бальзаковское «Увидеть Париж и умереть». Но нет, Виктор не умрет физически (по крайней мере, пока – а там, будет видно). Он просто станет другим. Мировоззрение, сотканное из подстав, угроз, заговоров, двойных агентов, криков о помощи и безнадеги…

Новые знакомства. Новые друзья. Новое жилье. Новый секс. Новые убийства, планы, чертежи, расчеты, взрывчатки. Чувствуете, здесь пахнет терроризмом? Виктор медленно и незаметно для себя погряз в этой зыбучести.

Саундтреком в книге звучит строчка из старой песни U2 «Even Better Than The Real Thing» — «Мы скользим по поверхности вещей». Все то новое, что появляется в жизни Виктора после перемещения в Лондон, не является тем, чем кажется. Новая жизнь вяжется на огромном политическом заговоре. Социальная позиция, превращенная в стиль жизни, – это кредо, похожее на рекламу Кельвина Кляйна.

Нельзя так убивать людей.

И лишь тихим загадочным шепотом режиссер жизни Виктора Варда произносит: «Самое важное – это то, о чем ты даже не догадываешься».

bret-easton-ellis-02

Версия вторая

Брет Истон Эллис насытил читателя по полной. Свежий роман по качеству и наполнению похож на пластит. Взрыв читательского восторга будет обеспечен.

Мода. Этот мир похож на игрушки, пластмассу и глянец. Тела с силиконом, гавайский загар, накачанный пресс… это временно. Финал ждет за углом.

Секс. Вдвоем? Втроем? А может быть, в одиночку, но тоже результативно? Крема, выбритость, вылизывания и фрикции. Странно возбуждает и по-животному отталкивает.

Смерть. Она не прячется. Она не загадочна. Она просто проявляется в яркий многолюдный день, как фотография под красным светом людской лаборатории. Все чаще. Все больше. Все фатальнее.

Кровь. Из культи, на месте оторванной руки студента кинематографического института. Из ушей лишившихся слуха прохожих (это всего лишь хлопок). Из разбитых губ и челюстей. Из утробы будущей матери, медленно падающей на обочину.

Холод. Так, что зуб на зуб не попадает. Так, что изо рта вырываются клубы пара. Так, что покрываешься гусиной кожей. Так, что обжигаешься и не удерживаешься за перила, покрытые слоем льда. Так, что поскальзываешься на полу дорогих апартаментов.

Конфетти. На огромной кровати пентхауса. На воде в джакузи. На плече водителя. Под луной. И на обломках самолета, с кучей пассажиров внутри.

Дерьмо. «Чувствуете, чем-то пахнет? Да, конечно». На дорогих показах или модных вечеринках. В проветренной спальне или в кафельно-белом туалете аэропорта. В лимузине или в ящике на складе.

Мухи. Летят туда, где мода. Туда, где секс. Туда, где смерть. Туда, где кровь. Туда, где холод, конфетти и дерьмо. Рой растет, зловонием заслоняя солнце.

Достоевский. Мода? Да нет, вряд ли. Уважение? Уже ближе. Тенденция? Вот это точно.

Красота. Общая картинка одной мозаики. Паззл строится из букв. А каждая глава самодостаточна и непохожа. Слова повторимы, стиль – нет.
«Зайка, спеши туда, где сладость и покой».

bret-easton-ellis-03

Скинуть лишнее

Written by syedin on . Posted in Мода

colins-01

Пока окружающие облеплены фейковыми Emporio Armani и Cavalli, у нормальных людей есть возможность прикупить брендовую одежду по адекватным ценам: в минувший четверг началась распродажа новой коллекции Colin’s.

Меня жизнь с брендом Colin’s связала весьма замысловатым способом. Позапрошлой весной я гостил у Сакена Жаксыбаева: мы пили белое шабли с сыром в прикуску. Вина было много – часа за три мы опорожнили семь бутылок на троих и румяные засобирались в клуб. Следует пояснить, что для Сакена каждый выход в свет – это что-то типа показательных выступлений, демонстрация возможностей и безупречности своего вкуса. Гардероб у мистера Жаксыбаева – будь здоров. Покопавшись в закромах он откуда-то извлек изумительную рубашку-поло синего цвета в стилистике футбольной формы Итальянской сборной и предложил примерить. На воротнике красовался итальянский флаг, на спине – цифра «1996», на этикетке (майка была новой) – бренд Colin’s. Это была первая рубашка-поло, которая сидела на мне безукоризненно. Она до сих пор у меня в списке любимых вещей.

В Алматы самый новый магазин Colin’s, оформленный в лучших традициях шоу-румов, находится на Сейфуллина, выше Кабанбай батыра. Район – не самый козырный, но попасть туда стоит. В первую очередь из-за распродажи, которая послужила причиной написания этого хвалебного текста: отличные вещи по приемлемым ценам. Говорят они еще систему дискаунтов сейчас разрабатывают.

Я присмотрел себе брутального вида кожаное портмоне, пару неброских, но стильных шарфов и столько же джинсовых брюк. К теплым вещам пока присматриваюсь – может вы глянете и чего-нибудь посоветуете?

Upd. 16 января скидки достигли 50%.

Upd. 3 марта скидки достигли 70%.